LOGAN
Унтерграммафюрер.
Отвечает и заставляет
отвечать за базар, перманентно
отжимая у брата биту.
Дневной патруль.


LISBETH
Киса. Проведет увлекательную
экскурсию по аду и бестиарию.
Плетет веревки из ваших
умов. Ночами наводит
ужас и порядок.


GRAHAM
Супернатурал.
Владыка текстур и жыпегов.
Главный по черной
бухгалтерии и отмыванию
бабла. Утренний дозор.


CAPTAIN MORGAN
Мужик с битой, отвечает за
связи с общественностью.
Выезжает на разборки за вас.
Быстро, дорого, эффективно.
Рандомный дозор.

КСАВЬЕ КАСЛ
Колдун. Гений, серый кардинал
ковена "Архэус". Никто не знает,
на что способен пойти, чтобы
добиться желаемого.
ДОМИНИК БОНС
Светлый колдун. Трикстер, безумец
и гений. Любит гитару,
протирать штаны в баре
и спать на чужих диванах.
НИКОЛАС РЕЙНОЛДС
Член совета директоров финансовой
компании, оборотень, кровный отец
Айзека, вернувшийся в поисках сына,
в надежде на второй шанс.
имя
......
● Чарлстон, Южная Каролина ●
● мистика ● эпизоды, 21+ ●
● январь-февраль 2018 ●

Труп, Иви, перед тобой труп. Взгляни, он пуст, он не оживет. Чуда не случится, и время не отмотается назад. Твои руки в крови, а твой лучший друг – человек, на которого ты привыкла опираться всю свою жизнь – виновен в его смерти. [читать]

1.1. HEAR THEM HOWLING FOR THE BLOOD?
завершен
. . . . . . . .
1.2. BETTER BE CLEVER, BETTER STAY SOBER

завершен

- не вовлекайте в грех, сима! ©

Hollow Bones

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hollow Bones » An mater tua me generum sumere volt? » — pittura infamante clan [вампиры клана]


— pittura infamante clan [вампиры клана]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

useful notes
[полезные заметки]

⋙ подробнее о расе;
⋙ подробнее о клане «Pittura Infamante»;
⋙ допустимая возможность изменения информации, представленной в заявках, обсуждается с администрацией в индивидуальном порядке.

0

2

https://s8.postimg.cc/xknqjptv9/2_AC3y.gif
Raegan Ackers | Рейган Акерс | 40315 y.o.[looks like: Milo Ventimiglia]
Седьмой и самый младший ребенок в семье, обожаемый матерью и за это недолюбливаемый братьями, Рэйган родился, кажется, чтобы тут же умереть. Во всяком случае, слабое здоровье малыша и разнообразие хворей, цеплявшихся к нему то и дело, крайне располагали к такому исходу вещей. Однако «маленький правитель», будто бы с первого вздоха своего на такой расклад не согласный, выжил вопреки всем невзгодам и назло попыткам диковатых средних братьев избавить семью от еще одного рта (времена были лютые, семейство голодало). Рэйган рос неприхотливым, хитрым, с малых лет деловитым и умной пройдохой; уступавший, ввиду возраста, старшим в силе, он брал смекалкой и расчетом, а за харизму ему и подавно многое сходило с рук. Большая часть его детства прошла на захудалом рыночке в помощи матери-торговке. Стоит отметить, что к заговариванию покупателей у него был тот еще талант, а после и ловкость рук подтянулась - мальчишка обнаружил себя знатным карманником, но горевшая от отцовского наказания задница быстро подавила в нем всякий к тому азарт. Из всех детей, в конечном итоге, выжило лишь трое: Рэйган, и его старшие сестра и брат. Сестре удалось состряпать удачный брак (к тому времени положение семьи стало получше, породнившись же с богатыми купцами они и вовсе зажили в разы лучше). Старшего влекла военная служба, в то время как Рэйган нашел себя в море (несмотря на все отговоры матери), поддавшемся ему далеко не сразу. Что примечательно, свою создательницу Акерс повстречал именно на корабле. Если бы не ее темный дар, тушка его бы в ту ночь непременно пошла бы на корм рыбам. Смерть, преследовавшая Рэйгана с самой колыбели, снова ушла ни с чем.
Акерс понятия не имел, на что подписывался, просто хотел выжить, а потому за сиром своим следовал тенью, пытаясь разузнать как можно больше о том, кем стал. Магдален не была особой словоохотливой, а тайнами делиться ей хотелось еще меньше: расклад, при котором ее птенец оставался бы максимально несведущим, устраивал ее чуть более, чем полностью. Но если поначалу ей удавалось умасливать его любопытство, петлять и лукавить, то с годами его настойчивость становилась все более открытой и, в некотором роде, даже агрессивной. Терпение лопнуло, игры закончились, с ними пал и кокетливо-соблазнительный лик сира, поспешившей создание свое  поставить на место. Акерс притих, угрозе вняв с первого же раза, но с тех пор за покладистостью скрывал поиск попыток избавить себя от связи с Магдален. В конечном итоге, ему удалось отвоевать свою свободу, с той поры ставшей особой ценностью.
Дальнейший свой путь Рэйган вел, преимущественно, одиночкой, плутая впотьмах и многое из новой сути познавая путем проб и ошибок. Тернистая дорога дополнительно закалила его характер, уравновесила суетливый норов. Акерс скучал по морю, но не мог позволить себе быть обнаруженным. Впрочем, овладев внушением, мужчина скоро решил для себя эту проблему, пропитанием в плавании довольствуясь скудным (убийств тогда он всячески избегал).
Первый свой век Рэйган разменял в одиночестве, постоянных путешествиях и был крайне далек от каких бы то ни было дел красного рода. Интерес созрел позже, а судьба расположила, затянув его в самый эпицентр локальной клановой войны. Не совсем то, конечно, на что он в своем интересе рассчитывал, но развернувшиеся события его мнения не испрашивали. Неожиданно для себя Акерс становится частью победившей стороны, обрастает связями, становится вхож в определенные круги вампирского рода, набирается опыта, мудреет, все меньше напоминая себя образца человека, но сумев, все же, изначальной сути не растерять. Частью клана Рэйган пробудет недолго (хотя плодотворно), до первой же смуты, неявным зачинщиком которой сам и выступит. Как умудрится унести живым ноги после - одному черту известно, но да тот ему покровительствует явно. Впрочем, в вампирской среде слухи расходятся едва ли не быстрее, чем в обществе человеческом, и этого Акерсу учесть не удалось. Зато удовольствоваться своим амплуа одиночки-революционера напополам с либеральностью взглядов - более чем. И если бы лет сто назад кто-нибудь сказал ему, что однажды Акерс оправдает значение своего имени и сам займет место во главе клана, вампир бы лишь рассмеялся. Однако одно незапланированное спасение именно этим, в итоге, и обернулось.


https://s8.postimg.cc/dq1oxm9it/2_AC57.gif
Amadea Rhodes | Амадеа Роудс | 31171 y.o.[looks like: Gemma Arterton]
Урожденная Бертолуччи, Амадеа - воплощенная итальянка со всей присущей женственностью, яркостью характера (которую некоторые, впрочем, склонны называть не иначе, как вздорностью) и потрясающей копной черных волос. Ей повезло родиться в аристократической семье, по матери восходившей к одному из наиболее влиятельных и знатных родов Италии того времени. И не повезло появиться на свет в преддверии первой революции периода Рисорджименто, на стороне которой выступил отец ее матери, за что и был выслан с родины. Чете Бертолуччи удалось отделаться, как говорится, лишь испугом и не испытать на себе тех же гонений, хотя эксцесс этот и пошатнул несколько их положение в обществе. Амадеа в семье была единственным ребенком, растили ее в любви и заботе, избыток таковых наравне с безбедственным положением бонусом девчушку избаловали, придав нежной красоте черты ранней экзестенциальной тоски, скуки и синдрома повальной пресыщенности буквально всем: от безделушек до кавалеров, выстраивавшихся в очередь за завидной (во многих отношениях) ручкой. Пышным цветом в ней распускалась гордыня, а чувство собственного превосходства, иногда и не имеющего оснований, крепло день ото дня. Перевоспитывать деву было, очевидно, поздно, но юная Бертолуччи доигралась до того, что всячески истощила терпение отца, в конечном счете, и вовсе сведя то на нет. И вместо возможной партии по любви с юношей своего возраста, получила принудительное бракосочетание материально и политически выгодного для их семейства толка с буржуа средних лет, что на момент произнесения взаимных клятв был старше ее ровно на двадцать четыре года. Сердце матери, желавшей дочери совсем не той судьбы, исходило кровью, но супруг был непреклонен в своем мнении, что этот брак пойдет на пользу и самой Амадее, смирив их упущение - дурной ее нрав.
Юная Бертолуччи в объятиях нелюбимого, сухого и местами деспотичного благоверного чахла, наблюдая за этим увядала и мать, в итоге скончавшаяся буквально через год, тем самым оставив Амадею вообще без какой-либо, пусть даже эмоциональной, поддержки. Спустя еще один на плечи юной особы свалилось еще одно потрясение: мертворожденный малыш, девочка, ставшая не такой уж большой потерей для «благоверного», истово желавшего обзавестись наследником-сыном. Многократные, но безуспешные попытки претворить мечту в жизнь, обозначили полнейшее бесплодие Бертолуччи, уронив и без того не особенно чтимое ее положение в семье. Ввиду возросшего влияния ее отца, не было и речи о разрыве брака, а вот о принудительном воспитании бастарда, что принесла в подоле одна из служанок - вполне. Как первоначальная ненависть к орущему комку чужой крови и плоти переросла в истинно материнскую любовь Амадеа и сама не поняла, а вот страх потерять странно обретенное счастье подтолкнул ее к тому, чтобы отравить его биологическую мать. Установившаяся гармония и практически полное благополучие обрываются, когда Бертолуччи исполняется тридцать один год.
Пышный праздник, настоящий светскиий раут, весь цвет благородных мужей в сопровождении не менее знатных дам и лишь один чужак, затерявшийся среди них, для всех незнакомец, но с репутацией, кажется, облетевшей весь мир. Арнэ Дюмон, француз, покоривший себе сердца многих, но желавший лишь ее, Бертолуччи, с первого взгляда на портрет, примеченный им однажды в кабинете ее отца. Дюмон забрал ее себе в ту же ночь, обеспечив покладистость внушением, а поднявшуюся после панику угомонив влиянием, подаренным связью сира и создания, буквально, пьянящей разум. Расправа над супругом была скорой и грязной, завершившей ее обращение. Сына одурманенная забрала с собой, не подозревая, впрочем, что долго и счастливо более к ним двоим не относилось. В не меньшей степени очарованный, но по-своему, Арнэ, стремясь прослыть благостным покровителем, без раздумий разделил темный дар и с ее ребенком. Мнимо идеальная реальность распалась стремительно: неуправляемый в своей жажде, неподконтрольный какому-либо воспитанию и попыткам его сдержать, сын Амадеи стал слишком большой угрозой для скрытого существования Дюмона и его вампиров, отчего тот убил мальчишку так же скоро, как несколькими месяцами ранее подарил потенциальную вечность. Бертолуччи не должна была этого видеть, но стала непрошеным свидетелем: жестокая расправа над сыном послужила триггером, разорвавшим связь с Арнэ. Горе лишило ее рассудка, эмоции диктовали лишь одно - уничтожить, убить Дюмона. Попытки вызвали лишь смех. Буйствующую итальянку пришлось временно вырубить, чтобы без проблем доставить в особняк и убежище Арнэ, пленницей которого она, не желавшая отдавать расположение по доброй воле, теперь стала. Ей удалось сбежать лишь спустя пятнадцать лет, немало в ней поменявших.
Вся ее жизнь после - сплошное бегство да игра в прятки с одержимым ею Дюмоном. Менялись города, затем фамилии и страны. Нигде не задерживаться надолго, не заводить близких знакомств и связей, правило нерушимое, но давшее сбой в Дании, на мостовой одного из городов в порыве спасти истекающую кровью девушку, в глазах которой Амадеа умудрилась рассмотреть что-то от своей, мертворожденной когда-то девочки. Эмбер стала первым и последним ее созданием. Самой крепкой связью, равно ребенком и сестрой, нежной и ревностной привязанностью. Всем. Теперь в бегах их было двое, но прежняя схема дала сбой: ссора и неосмотрительность, они не успели убраться до рассвета, а к следующему закату их уже поджидали люди Дюмона. Казалось, судьба была предопределена, но вмешательство чужака разрешило ситуацию обратным образом, походя поправ десяток-другой неформальных традиций и законов рода. Акерс планировал выступить разовым «рыцарем на белом коне», вернее ничего не планировал вовсе, - единичная акция благородства ввиду слишком сильного личного дежавю. Исчезнуть тут же ему не дала уже сама Амадеа, смекнув о неплохом варианте личной защиты, что помог бы убраться с этого материка (как выяснилось позже, планы Рэйгана действительно включали такой расклад). Теперь их было трое.


https://s8.postimg.cc/hmf0tlmsl/2_AC7i.gif
Ember Iglehart | Эмбер Иглхарт | 2392 y.o.[looks like: Saoirse Ronan]
Молчаливая Эмбер топит камни в море на раз, два, три. Ни раньше, ни позже, точно под счет, амплитуда вымерена до сотых секунды, камешки выстроились вдоль ее ноги от самого маленького до гиганта, что приходится забрасывать в шелест пены двумя руками. Эмбер ловит далекий крик чаек, гравитация манит ее спину к земле, небо требует к себе ее взора: Иглхарт слишком рассеянна для того, чтобы зацикливаться на мелочах вроде повседневной рутины, учебных заданий и тонкостей человеческих взаимоотношений. В отличие от большинства детей приюта (особенно, едва прибывших новичков), Эмбер не ждет семьи. Эмбер не ждет ни-ко-го и этим вполне довольна. У тихой, послушной Иглхарт практически нет друзей; единственная девочка, с которой удается подружиться, стремительно гаснет от чахотки спустя полгода после своего появления в стенах дома. В то же воскресенье Эмбер поставит за нее свечку в церкви и больше никогда не вспомнит: глупо держаться за боль. Так говорила ей мама, пока в теле женщины еще теплились силы.
Эмбер прилежна, но не стремится всем угодить, не доносит о проделках, но и участия в них никогда не примет. Иглхарт знает едва ли не каждый пыльный закуток детского дома на дюнах у берега, но с трудом вспомнит имя какого-либо воспитанника. Фру Сёренсен расхваливает ее очередным потенциальным родителям, но молчаливая девочка, не проронившая и слова, в их глазах редко соответствует хотя бы части тех расписных речей, и они уходят под руку с другим ребенком. К сожалению Сёренсен, к безразличию Иглхарт: «Фру Сёренсен, я могу идти?» Подчас кажется, что девочку вообще ничего не трогает, кроме причудливых рисунков угольками в альбоме, пыльных страниц со стихами между листов и созерцания. Постоянного созерцания окружающего мира, открывающегося для нее будто под совершенно иным углом.
Когда Эмбер исполнится восемнадцать, фру Сёренсен предложит ей стать одной из воспитательниц дома, присматривать за детьми, но Иглхарт вежливо откажется (этот мир ей знаком до тысячной дюйма - в нем нет интереса). Жизнь по ту сторону стен не встретит ее сказкой с протянутой рукой волшебника, обещающего воздать за все невзгоды. На еду придется зарабатывать различной подёнщиной, чаще грязной и пыльной, после ей удастся выбить для себя местечко в пекарне и жить станет совсем хорошо (хозяин нахвалит ее исполнительность и расторопность торговке цветами с рынка, и теперь монетка Эмбер будет перепадать и там). Те деньги, что не уйдут на еду, Иглхарт бережно отложит на конкретную цель: собрать достаточно для уроков у местного (жутко ворчливого, требовательного, но, как говорят, крайне одаренного) художника. Он согласится преподавать ей лишь с третьего раза и то, кажется, через губу, но после проникнется в своей своеобразной строгой манере и про себя станет считать девушку своей протеже. Тихая, степенная жизнь Эмбер почти оборвется на безлюдной и темной мостовой за четыре часа до рассвета. Вспоровший живот девушки вор оценит стоимость последнего дыхания той в крону и пятнадцать эре, обнаруженных после в сорванном мешочке. Перед глазами Иглхарт не пронесется ничего, кроме берега моря у детского дома, а на следующую ночь первым, что после пробуждения увидит, будет лицо Амадеи Роудс. Связь поможет угомонить панику, хотя и не полностью (Бертолуччи окажется в том куда менее искусной, чем Дюмон), а рассказанная несколько раз история о том, кто она, уляжется в голове полностью лишь спустя несколько дней. Осознание того, что прежней жизни в ее судьбе места попросту уже никогда не будет - только после пары недель, проведенных в неумелых попытках ту как-то воссоздать в новом, непрошеном антураже. Но художник отказывается давать уроки ночами, обозвав просьбу капризом, былая работа также уплывет из рук. Все старания Роудс научить ее пользоваться преимуществами сути потерпят фиаско: Иглхарт упрямо будет стоять на собственном нежелании «насиловать человеческую природу». Она последует за Роудс не из любви или той привязанности, что на ухо будет нашептывать пока еще особенно крепкая связь. Эмбер покинет любимый холодный берег лишь потому, что там для нее больше ничего не останется. Она оживет, лишь когда неуклюжий парнишка Отто поможет поднять ей книги, походя едва не запутавшись в своих же шнурках.


https://s8.postimg.cc/4v0un3sg5/2_AC89.gif
Otto Byrd | Отто Бирд | 1947 y.o.[looks like: Caleb Landry Jones]
«Держи спину прямо, Отто, и, Бога ради, не позорь свою мать!» Отто наизусть выучивает тысяча и одну фразу из цикла наставлений своей матери, фрау Бирд, пышнотелой женщины, уважаемой директрисы общеобразовательной школы Киля. С малых лет он четко знает, что ему нельзя, а что должно, и совсем не представляет, что можно или хотелось бы. Семейный быт выстраивается в лучших традициях военной дисциплины, где по струночке ходят все от отца до младшей сестры, а рот открывается, кажется, тоже лишь по расписанию. Все детишки, как на подбор, с пеленок крепкие духом и телом, а для достижений каждый месяц над их кроватями приходится прибивать еще полку. Все, кроме Отто.
Бирд - настойчивая досада своей матери и при том оберегаемая тщательно хрупкость: врожденная гемофилия требовала особого отношения и повышенного внимания, иными словами, банальной заботы, но без перегибов у фрау Бирд, с телом женщины и душой отставного военного не выходило. Компенсировать неурядицу на учебном поприще старались, прибегнув к особому (насильному) погружению среднего ребенка в научные школьные дисциплины. Малец брыкался, исподлобья поглядывая на куда более его привлекавшее искусство, но все же нехотя заучивал абзацы и также бездумно, наизусть после излагал их перед учителем высокого балла ради.
Парад показной успеваемости закончился с наступлением переходного возраста, у Отто особо буйного в упрямстве, но тихого в проявлении. Некогда отличник и завсегдатай доски почета обернулся дохлым троечником и социально-апатичным индивидом. На ежевечернем разборе полетов дома, под громогласный ор матери, Отто представлял себя скрипачом, художником или, на худой конец, поэтом. Чем угодно, но только не тем образцово-показательным представителем рабочего класса или ученой сферы, которого хотела в нем видеть мать. Особые, не мальчишеские (по мнению семейства Бирд) пристрастия быстро сделали его грушей для битья  старшего брата. В плане моральном, а не физическом, разумеется, с поправкой на все тоже врожденное заболевание. Младшая же сестра попросту предпочитала не замечать братца, едва доросла до того возраста, когда интерес одноклассников к ее косичкам вызывал чуть большую палитру чувств, чем банальное раздражение. Так что, едва раскрыв миру реальные свои наклонности и желания, Отто тут же обрел статус нежеланного сорняка в собственном доме, с которым вскоре, с неохотой, но все же отчасти смирился. Теперь его, во всяком случае, никто лишний раз не трогал, особенно рьяно не противодействуя также и его устремлениям.
Нелюдимую Эмбер, одиноко стоявшую в сумерках у студенческого кампуса, Отто, сшибает по невнимательности, тут же рассыпаясь в сбивчивых извинениях и спеша помочь с рассыпавшимися тут и там из сумки книгами. Суетливые сборы сталкивают их взаимной страстью: Бирд случайно натыкается на торчащий из старенького альбома рисунок и беззастенчиво разглядывает его, позабыв о всякой щепетильности момента. Они проговорят всю ночь и следующие пять к ряду. Эмбер увидит в нем то, чего прежде ей так не хватало: искренность сердца, чистоту мыслей и неординарный, чуть странноватый взгляд на окружающий мир. Отто же очаруется тайной, которой личность Иглхарт останется для него едва ли не по сей день. Спустя месяц общения Эмбер придет попрощаться (снова нужно переезжать: Акерс вернулся, и им следовало отправляться дальше) с полной решимостью действительно сделать это. Но глупая нелепость, банальное стечение обстоятельств, порез и неуемный поток крови перекроят изначальный сценарий на свой лад. Бирд узнает, что Эмбер не человек, а спустя несколько часов Иглхарт с несвойственной ей истерикой будет упрашивать Роудс сделать его таким же. Страх и ревность Амадеи сложатся в «нет» на отрез, и свое бессмертие мальчишка получит от Акерса, предпочитающего не усложнять простые решения.

0


Вы здесь » Hollow Bones » An mater tua me generum sumere volt? » — pittura infamante clan [вампиры клана]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC