[игровое время: январь - февраль 2018]

В последний раз новостные заголовки вопили о происшествии в Чарлстоне, штат Южная Каролина 17-го июня 2015 года. Нападение 21-летнего американца на прихожан африканской методистской епископальной церкви Эмануэль больно резануло безмятежный облик городка: в результате стрельбы погибли 9 человек, один ранен; все убитые и пострадавшие — афроамериканцы.
Чарлстон - туристическая мекка, отличается гостеприимностью и крайней благовоспитанностью здешних обитателей: крайне низкий процент преступлений, и уж тем более - убийств. Так и не скажешь, что улицы его давно облюбовали также и сверхсущества, не так ли? Разгадка проста: тишь, мир и благодать поддерживаются в Чарлстоне договором, заключенным между сверхъестественными фракциями около полувека назад. Инициатором выступил ковен белых ведьм «Архэус», их предложение также поспешили поддержать и охотники. Не все расы были на него согласны, но большинство превалировало, и им пришлось согласиться. Договор «Равновесие» обязывал каждое существо воздерживаться от убийств в обмен на иммунитет. Вампирам разрешалось питаться туристами и стирать им память. Молодые оборотни обучались контролю своей сущности под наблюдением старших. Ковен темных ведьм «Хедера», не желавший идти на попятную, в итоге был изгнан из города совместными усилиями светлых ведьм и охотников.
Расам удалось достичь гармонии и хрупкого мира, пусть даже и титульного. Никаких необъяснимых происшествий, ничего выходящего из ряда вон и способного привлечь слишком много лишнего внимания человеческой расы и формирующегося в Европе Конгломерата. Но, как мы знаем, ничто не вечно. «Архэус» все чаще стал замечать увеличивающееся присутствие в городе темных ведьм, что способствовало толкам об их возвращении и сопутствующей угрозе. Если в Чарлстон вновь вернулся темный ковен, то ждать можно чего угодно: этим колдунам жертвоприношения вовсе не чужды, но необходимы. Так как белым противоестественны убийства, а в мирную договоренность верится с трудом, возникает необходимость серьезных мер. Однако предпринять они ничего не успевают. Сэмуэль Касл, глава белого ковена, найден растерзанным каким-то зверем на кладбище. В это же время, по городу проходят слухи об огромном животном, блуждающем по лесу и жаждущем крови. Кажется нелепым поверить в то, что оборотни нарушили договор и начали столь открыто и жестоко убивать. А вендиго здесь и вовсе давным-давно никто не видел. Клан вампиров Акерса также попадает под подозрение.
Мало осталось доблестных воинов-охотников, чтящих кодекс предков, а значит готовых умереть ради сохранения и защиты жизней горожан. Спокойствие и заключенный договор начали расхолаживать, подобие союза охотников, когда под договором подписавшихся, давно распалось, и только приверженцы кодекса помнят, что обращенный в сверхсущество обязан убить себя, и чтят эту догму.
В белом ковене без лидера царит хаос, ведьмы не готовы вступать в войну. Ксавье Касл, младший брат Сэмуэля, пытается найти как можно больше ведьм-одиночек и побудить их примкнуть к рядам «Архэуса», чтобы преумножить силу. Однако члены ковена сомневаются, что Ксавье сможет воздержатся от радикальных мер, стоит им в эту войну ввязаться. Поэтому тот возвращает сына Сэмуэля, Харди, в ковен, рассчитывая поставить во главе в качестве марионетки, через которую смог бы сам управлять ковеном.
Стая Мортона обеспокоена появлением на своей территории нового оборотня, в прошлом альфы, Хосы Макгрегора, отличающегося темным прошлым и отсутствием желания в это прошлое кого бы то ни было посвящать. Хоса убеждает их, что проблем не доставит, и это сглаживает резкое недоверие, хотя и не искореняет его совсем: за чужаком следят, не снимая подозрений в недавнем убийстве. Если стая знает, что никто из их волков не убивал Касла, то приходят к выводу, что это сделал незнакомец. Совпадение ли, что он появился ровно в то же время, что и темный ковен? Новый регент «Хедеры» намерен не просто вернуть ковен в город, но усилить его влияние здесь и, в конечном итоге, провозгласить лишь своей территорией. Древнее кладбище города, сила которого потенциально несоизмерима, представляется крайне соблазнительным источником силы. Никто не предполагает, какого могущества можно достичь, если окропить кровью ритуального жертвоприношения эту землю, и можно ли сотворить настоящую преисподнюю из города, замахнувшись на место самого Дьявола. Ради власти некоторые готовы пойти на все. И влезть со своим уставом в чужой монастырь, и развязать войну между другими фракциями, чтобы отвлечь от себя внимание, тем самым скрыв истинную цель возвращения в город, и просто ждать в тени, пока враги перебьют друг друга сами.
Провидица светлых, тем временем, получает пророчество, его суть гласит: «Кровь утопит в себе луну и прольется с небес на землю». Ковен устанавливает, что пророчество относится к полнолунию 31 января текущего года. Лунное затмение, именуемое «кровавым полнолунием». В эту ночь теряют рассудок даже опытные оборотни, обращаясь зверем, движимым лишь инстинктами. Задержавшиеся на улице местные жители кажутся им подходящей дичью. Жители, избравшие ночной сон, просыпаются от дикого воя, стоящего на всю округу, запирают двери на все замки и прячутся, наблюдая из темных окон за силуэтами. И только охотники понимают, в чем дело, но их количество ничтожно мало, чтобы противостоять целой стае.
Наутро в больнице множество пострадавших от укусов описывают нападение волков. Несколько человек жестоко убиты. На ближайшие дни в городе объявлен комендантский час, полиция и служба отлова животных прочесывают окрестности леса и отстреливают обыкновенных волков, ведь виновники происшествия давно сбросили животные личины и пребывают в замешательстве, а некоторые - сжираемы совестью. Новость об убийствах прокатывается через океан, и в Чарлстоне незамедлительно появляется группа охотников Ее Величества, требующих от местных взять все под контроль, пока о сверхъестественном не узнал весь мир. Чужеземцы жестоки и принципиальны, истребляют любое сверхъестественное существо, которое попадется им на пути, даже если тот ведет мирный образ жизни.  Это приводит к волнениям в среде сверхрас, растущему недовольству и, наконец, взрыву: никто не собирается становиться жертвой пришлого Ордена и диктуемых им законов. «Равновесие» больше никого не интересует, и договор теряет всякую силу.